Китайский синдром, или куда уходит красота

КУПИТЬ СО СКИДКОЙ

Продать собаку китайцам? Это предложение очень часто проходит «на ура!». Соблазн велик. Глаза собаководов приобретают цвет 100-долларовой банкноты. Пока есть спрос, будет и предложение. На объявление «Куплю собак» откликается огромное количество желающих продать своих четвероногих друзей. Недавно в редакцию журнала «Мой чемпион» позвонила женщина (будем называть ее Татьяной) — собаковод со стажем. Она уже год сотрудничает с китайскими «собаководами». «Я хочу об этом рассказать, — сказала она, — до Китая доезжает меньше половины собак. «
Несколько лет назад в огромнейшей стране с населением более миллиарда человек произошло событие, неординарное с кинологической точки зрения: китайцам разрешили держать собак. Точнее перестали запрещать. Несколько последних десятилетий собака в Китае была невероятной редкостью , диковиной. Собак можно было пересчитать по пальцам: в основном они принадлежали иностранным дипломатам. Существовало и несколько государственных милицейских питомников. Появление собаки на улицах города вызывало у рядовых граждан и любопытство, и страх. В этом могли убедиться и наши соотечественники-собаководы, побывавшие в 1993 году в Китае с программой «культурного обмена»
Наша собеседница Татьяна говорит: «Бытует мнение, что китайцы собак едят. Но я после общения с ними, знакомства с их кухней, так не думаю. Кроме того, пока собака доедет до Китая, она обрастает такими деньгами, такими расходами, что вряд ли они ее есть станут. «. Хотя, с другой стороны, нам известно, что в Китае в меню некоторых ресторанов все-таки предлагается собачье мясо под разными соусами. Говорят, есть питомники, в которые можно прийти, выбрать собаку, зарезать, приготовить и съесть.
Естественно, китайские граждане, десятилетиями жившие без собак, имеют весьма слабое представление о том, что это такое, как с ними общаться, чем кормить и т.д. Не зря же они перестали покупать щенков: видимо, они просто не умеют их выращивать. У них нет никакой кинологической культуры. Правда, говорят в Китае везде продается известная книга Джоан Палмер «Ваша собака», переведенная на китайский язык, но ее вряд ли можно назвать большим достижением кинологической мысли.
Для китайца собака — это престижно. Держать собак вошло в моду. «Новые русские» заводят тигров, крокодилов, обезьян, «новые китайцы» — собак. А раз есть спрос, значит, найдется и купец, который постарается доставить покупателю интересующий его товар. Весьма выгодный бизнес! Если в России собаку можно купить достаточно дешево (от 500 до 20 тысяч рублей, известная нам максимальная цена — 115 тысяч рублей), то в Китае она продается за 5 — 10 тысяч долларов, по некоторым данным — до 30 тысяч долларов. Причем спрос на породы меняется в зависимости от моды. Еще недавно их особенно интересовали немецкие овчарки. Был период повышенного спроса на крупных догообразных (мастино, мастифов и т.п.) — их пытались ставить на бои. Сейчас другая забава, видимо, в моде — бега борзых, вот и везут все «грейхаундообразное». Впрочем спрос на догов и сенбернаров стабилен. Родословная их никогда не интересовала — в Китае нет официальной кинологической организации. Их понятия о собачьей красоте иногда даже забавляют: дог должен быть не менее 120 см в холке, а если он вырос маленьким, значит его неправильно кормили, а немецкая овчарка, чтобы соответствовать «китайскому стандарту», должна быть крупной, большеухой и «горбатой». (забавно наблюдать, как восточное восприятие вычленяет из диковинной западной собачьей моды наиболее важный и значительный с их точки зрения элемент. — Прим. ред.)
Китайцев, скупающих у нас собак, можно условно разделить на две категории. Первые (к сожалению, таких пока большинство) — простые «мешочники», торгующие на рынках разными «тряпками». Они рассматривают собак всего лишь как товар, который, будучи купленным здесь и проданным в Китае, позволит еще раз обернуть капитал. Эти люди и не подозревают, что собака — предмет одушевленный. Это всего лишь товар, бесспорно выгодный. Большинство из них убеждены в другом: чтобы собака в пути не гадила, ее просто не нужно кормить. Разговаривать с собакой? Нет, все объясняется пинками. У них просто нет понятия жалости к животному. Бьют сильно. Надевают намордники и никогда не снимают. Вторая группа китайских собачьих бизнесменов более профессиональна, в том смысле, что «собачий бизнес» стал для них основным занятием. У них дела поставлены обычно лучше, более организованно, лучше решены проблемы передержки, транспортировки и т.д. И в Китае даже есть свои «питомники», куда они свозят оставшихся в живых собак, отмывают, подкармливают, подлечивают, кого могут — одним словом, приводят товар в «божеский вид», это, так сказать, «предпродажная подготовка» по-китайски. Что касается лечения: китайцы сильны в народных «нетрадиционных» методах — например, собаку с жуткой экземой вылечили за 3 дня. Зато другую, проданную после кесарева сечения и не долеченную, даже не пытались спасти, когда у нее открылось кровотечение, просто бросили подыхать у дороги: «некондиционный товар».

От дома до Китая
Некоторые считают: «раз китайцы покупают собак за большие деньги, то и заботиться о столь дорогом товаре будут соответственно». Так ли это? Сначала здесь, в городе, пока покупатели собирают необходимую партию живого товара, собаку ожидает «передержка». В лучшем случае — это частный дом или какой-нибудь сарай во дворе. Хорошо, если владельцы такого «питомника» хоть немного любят собак и последят за четвероногими постояльцами. покормят их. Но есть вероятность того, что ваша собака окажется запертой в каком-нибудь железном гараже и получит «на пропитание», в лучшем случае, буханку хлеба. Известны случаи, когда собак держали скопом (до 20 животных) в тесном темном помещении.
Существует три способа перевозки собак по просторам нашей великой Родины до китайской границы: самолетом, поездом и автомобилем.
Тем животным, которых везут самолетом (обычно это партия из 5-6 собак в сопровождении российских собачников), просто везет. До приграничного аэропорта они долетят быстро, целыми и невредимыми.
Партию из 5-10 собак, скорее всего, повезут поездом. Российские собаководы, путешествующие со своими собаками железнодорожным транспортом, знают, какие проблемы нередко возникают с проводниками. Китайцы эти проблемы решают элементарно. Раньше, говорят, начальнику поезда платили по 100 долларов с собаки, сейчас — значительно меньше. Зато какой сервис! Десяток собак запихивают в нерабочий тамбур (в лучшем случае — в купе), крепко-накрепко к чему-нибудь привязывают, двери наглухо закрывают, и наши бывшие домашние любимцы катятся себе 5-7 суток без выгула и без кормежки. Впрочем, за это время собаки редко погибают от голода. Причины смерти другие — обезвоживание организма (воды ведь им тоже никто не дает), стрессы, кто-то удушится на поводке, кого-то затопчут.
Третий способ перевозки — автомобиль. Так обычно возят большие партии (10-20 собак). Для перевозки чаще всего используются грузовые (цельнометаллические) «газели»: собак упихивают в кузов, к чему-нибудь привязывают — и поехали! В дороге опять же собак не выгуливают и, как правило, не кормят еще и потому, что открывать двери опасно — животные обезумевшие от тесноты, голода, жары или мороза (в зависимости от времени года), рвутся наружу, многие душатся насмерть на собственных поводках или затаптываются товарищами по несчастью. Ну а те, кому удается вырваться из петли ошейника и убежать, вряд ли обратно в этот ад вернутся. Теряется их очень много, много собак бегает по Сибири и приграничным районам до тех пор, пока не станут они добычей для диких животных.

Сколько собак доезжает до границы? Если считать конкретные не партии, а суммировать в целом? По оценкам «сопроводителей товара» 3 из 10, в лучшем случае — половина. Вот пример: Забайкальск, приграничный городок, довольно неудобный с точки зрения транспортировки: через него проходит единственный поезд «Москва — Пекин», до ближайшего крупного города — Читы, 7 часов езды на автомобиле. Поэтому через пограничный пункт в Забайкальске проходит в Китай лишь небольшая часть общего количества «живого товара». Зима, мороз 30 градусов. Приходит машина из Читы (7 часов езды) — обычная грузовая машина с брезентовым тентом. Владельцы «товара» выходят из кабины, смотрят в кузов: «Эх, так и думали, что не довезем! Замерзли, суки!». Выгружают 26 трупов собак и бросают их тут же на пустыре, рядом с приграничным китайским базарчиком. Здесь, на пустыре, уже лежат несколько десятков свежих трупов: доги, мастифы, грейхаунды. Сколько их еще под снегом — уже не сосчитать.
Увидев эту свалку (кладбищем ее не назовешь), Татьяна почти в истерике стала требовать, чтобы партию привезенных ею гладкошерстных собак везли дальше в Китай в теплом (рейсовом) автобусе. Да не тут-то было! Все перевозки собак через границу контролирует «местная китайская мафия» — слишком уж прибыльный бизнес! Китаец, владелец «собачьего товара», даже и пикнуть не посмел. и вот, наконец, после четырехчасового ожидания, подогнали автобус. Открыли багажное отделение (то самое, сбоку, в котором чемоданы возят) и упихали туда «товар» — 8 догов и грейхаундов. Мороз — 30 градусов, руки примерзают к металлу. А водитель автобуса, погрузив «багаж», пошел обедать.
Что ждет наших любимцев дальше, за пограничной чертой, нам неизвестно.

О продавцах
Где китайцы находят «товар»? Иногда даже на помойках. Иногда крадут. иногда покупают у случайных людей, особенно это было характерно для первого «исхода» (вывоза собак). Во времена кризиса и нестабильности одни люди отдают своих четвероногих друзей, потому что их нечем кормить, другие — не могут устоять перед соблазном и продают доверие и любовь собаки. Ну, Бог им судья! Среди продавцов есть и те, кто взял с собаки все. Не секрет, что животных они держат не для души, а для дела: вяжут их, а когда ресурс выработан — в Китай их. Причем за немалые деньги. Но все-таки основными поставщиками для китайских купцов являются собаководы со стажем — «профи».
Одни из них — яркое порождение нашего «смутного» времени — посредники. Как правило, это опытные собаководы. их задача — найти, посмотреть, оценить и выкупить у владельца подходящее животное. Сотрудничество с китайцами становится для них обычной работой. Но основная масса товара проходит через посредников, активно вращающихся в «околоклубных» кругах. Среди них, как ни странно, люди, отдавшие много лет работе с породами. Они располагают информацией. Сначала они сдают малоперспективное поголовье, но втянувшись в это прибыльное дело, все чаще выступают в роли посредников, скупая за бесценок подходящие экземпляры. Их влияние на рядовых владельцев значительно. Причем, на посредничестве (читай — перекупке) они зарабатывают гораздо больше, чем получает бывший владелец этой собаки. Самое невероятное то, что они с легкостью отдают «в никуда» собак тех пород, которыми занимаются сами, и с точки зрения любого добропорядочного заводчика, о процветании которых должны заботиться. Так с их легкой руки с наших рингов и улиц исчезли доги и сенбернары. Теперь нам понятна «горькая гордость» руководителя одного сибирского питомника молоссов: «Я горжусь тем, что из моего питомника ни одна собака «не ушла» в Китай!»
Китайская «чума» разрастается. России уже не хватает собак — их везут с Украины, из Польши, Германии. Когда будет насыщен этот рынок — неизвестно Хочется надеяться, что ужасы дикого китайского собачьего «бизнеса» постепенно уйдет в прошлое, что этот вид торговли станет более цивилизованным.
И все-таки где-то у приграничной полосы на свалке лежат рядом останки догообразной дворняги, для которой смерть стала избавлением от полуголодной жизни, и супер-чемпион, известный всей России, украсивший не один Бест-ин-Шоу.
Куда уходит красота.

Марина Копылова, Галина Микитина
По материалам журнала «Мой Чемпион»
перепечатано из журнала «Друг» № 7-8/2000